"Из ниоткуда в никуда" В.Копусь

 

Глава 9. Шабашка шестая.

 

Все наши средства информаций,

Восторгом распирая грудь,

Примучивали нас «пышаться» -

Гордиться то есть - чем-нибудь.

 

 И мы пышались неустанно

То Пысанкой, то Роксоланой,

То Сагайдачным, то Кучмой,

А то и Ющенка кумой.

 

Путан отрядом миллионным,

Чьи трудовые мозоли

Вклад в темпы роста экономик

Всех зарубежных стран внесли.

 

Тем, что поехал наш Шевченко

За длинным долларом в Милан,

Что наш маньяк Онуфриенко

В жизнь воплотил рекордный план...

 

Что наши братья-хулиганы

Бить морду - супермастера,

Что власть на зависть прочим странам

У нас - как «черная дыра»...

 

А как закончились кумиры, -

Понос хвалы сменил запор, -

Предметом гордости в эфире

Объявлен был голодомор.

  

Но вскоре, словно истребитель,

И он не вышел из пике:

И приказали долго жить нам

 В глухом идейном тупике.

 

Куда мы только ни писали,

Но не был нам предложен флаг,

Сравнимый по значенью с салом

И вечный, словно саркофаг R).

 

Сплин ширился под вопли-сопли,

Но кипе книг благодаря

Кумиром нашим стал Картопля

В канун исхода ноября.

 

Был зусман. Шел мороз по коже.

Желудки исполняли рэп.

А наш Тарас нашел возможность

Взять водку, сало, сыр и хлеб.

__________________________

R) На четвертом блоке ЧАЭС

 

Предтечей этого момента

Был непосильный потогон -

Грузили вещи президента,

Что дал нажить ему Хартрон;

 

С нечерной завистью во взоре

Желая благ ему туда,

Где солнце, девочки и море...

Не то, что наши холода.

 

И по тому, как мы старались

Жать от зари и до зари,

Магарыча нам полагалось

Не меньше, чем на пьянки три.

 

Но Прыщ в своей манере птичьей

Сказал: - На водку дал бы он,

Да негде разменять наличку -

Купюру евро в миллион. -

 

И чувствуя вину начальства,

Чтобы от дрожи уберечь,

Библиотечное хозяйство

Послал нас вывезти и сжечь.

 

Приятно жечь литературу -

В ее огне тепло и свет!

- Есть пункт «Прием макулатуры»

Там друг мой. Турок Карапет. -

 

Сказал Картопля. И Горбатый

Тотчас командует: «В «Прием!»

Все сдали. Но Тарас припрятал

Себе Шевченка пятый том.

 

Вы за идею не страдали?!

Так вам его понять едва ль!

Такие в ранец раньше брали

На фронт «Как закалялась сталь».

 

Кто б мог подумать, что у турок

И в наше время, господа,

Ценилась так литература,

Как не ценилась никогда?!

 

За тонну рифм, страстей и мыслей,

Что обналичил Карапет,

Картопля нам устроил истый,

Застойной пышности банкет.

 

И хоть судьба Тараса попом-

Звездой не сделала на бис,

Шабашка вылилась потопом

Хвальбы и славы. Бенефис!

 

Себе любимому весь вечер

Пел дифирамбы соловьем,

А крыть, по правде, было нечем

И не хотелось нам втроем.

 

Да, и кому стоять на страже

Устоев критики в глаза?!

Глеб Жеребцов двух слов не свяжет...

И ни к чему ему вязать!

 

Горбатый был всегда нейтральным,

Хотя в команде вес имел,

Быть отстраненным, виртуальным

И летописным - мой удел.

 

И на арене гвоздь программы

Тарас витийствовал один:

- Я не потомок далай-ламы,

Не брал высот или глубин,

 

Не шоу-мен, не Квазимода,

Не черный принц, не белый маг,

Не будоражитель народа

Как депутат и не маньяк,

 

 

Не френд Лолиты в желтой прессе,

Свой не менял на женский пол...

А ценен я и интересен

Как исключительно хохол!

 

Про нас хохлов пускают слухи, -

Любой чуть в этом не утоп! -

Что мы нахальные, как мухи,

А каждый лично - хитрожоп!

 

(Под междометия и вопли

Тут наша бражка приняла

По сорок капель «За Картоплю

Как настоящего хохла!»)

 

- Стоп! - возопил Тарас, - откроем

По книге жизни первый лист.

Путь становления героя

Был длинен, труден и тернист.

 

Сперва, от самого рожденья

Я аморальный был урод

Как воспитанья и ученья

В советской школе горький плод.

 

Как вспомню, так на роже пятна!

Девиз мне навязали в герб,

Чтоб делал каждому приятно,

Себе, естественно, в ущерб.

 

Моими цяцками играли

Все малыши и многих мать,

Звезд с неба не хватал, медали,

Чтоб у других не отнимать.

 

А овощами, что из ездок

В колхозы я не утащил,

В теченье многих пятилеток

Наш город жителей кормил.

 

Я был за все грехи в ответе

Фальшивым лозунгом ведом,

Пока Шевченка в туалете

Мне не попался пятый том.

 

Дневник! Поэта в лучшем виде

Судьбы фактический маршрут.

Я вник, на унитазе сидя,

И позабыл, зачем я тут.

 

Великодушия параша

И бескорыстия гнилье...

Я понял, все это не наше,

Ну, а тем паче, не мое!

 

И бывший нравственный калека,

Пройдя экстерном гения класс,

Стал настоящим человеком,

Второй родившись как бы раз...-

 

Мы были в шоке от признанья,

Картоплину дослушав речь,

Ведь он душевные терзанья

Сумел в понятное облечь.

 

Его мы знали в ипостаси

Вполне обычного хохла

И неизменным оставался

Девиз во всех его делах.

 

«У нас не кража, а дележка! -

Нельзя не взять себе немножко!»

«Ты здесь хозяин, а не гость,

Возьми домой хотя бы гвоздь!»

 

Пошлют в колхоз, несет оттуда

Продуктов три - четыре пуда,

Со стройки тащит за плечом

Мешок с песком и кирпичом.

 

Где надо вкалывать, там нету

Его, зато всегда готов

Он вырвать изо рта котлету

У потерявших бденье ртов.

 

Но тем не менее в бригаде

В те дни работал, как шальной,

Когда решал: «Деталь мне надо!»          

Открутит и сбежит домой.

 

А как усядемся за ящик

 С бутылкой, первый - тут как тут:

«Желаю выручить трудящих,

Что в силу трезвости не пьют».

 

Неужто был он благородным??!!

Тогда какую нужно жуть

Прочесть, чтоб под влияньем, сходу

Менталитет перевернуть?!

 

Не в силах встать, я на коленках

Открыть рванулся пятый том...

Картопля: - Выпьем за Шевченка! -

И мне, - Вчитаешься потом. -

 

Признаюсь, я в дневник вчитался

И разгадал секрет Тараса,

С его влияньем на мозги

Ума и духа мелюзги.

 

Когда судьба борца сверсталась

Вдали от муштр и пыльных бурь,

Его кормил и содержал весь

Интеллигентский Петербург.

 

«Шевченко обожал покушать», -

Сказал бы Гусик из тюрьмы.

Чтоб точность факта не нарушить,

Без рифмы обойдемся мы.

 

 

Факты из дневника великого мученика и страдальца за Украину   Тараса Шевченка, круто изменившие жизнь Тараса Картопли

 

1858 годR)

19 марта        ... Пообедали у Станкевич...

24 марта        ... Отправились в книжный магазин Н.М. Щепкина... где и   остались обедать.

25 марта        ... Многоуважаемый М.Л. Максимович задал мне обед...

31 марта        ... Отправились в отель «Париж» обедать.

1 апреля        ... Обедал у Белозерского.

3 апреля        ... Дзюбин, который и пригласил меня обедать...

5 апреля        ... Приезжал Смаковский просить меня обедать с ним...

8 апреля        ... Пустился пешком к Семену обедать.

9 апреля        ... Квитался за неумеренный ужин Кроникевича...

11 апреля      ... Забежал к Семену, выпил рюмочку водки и пошел к Корбе обедать.

12 апреля      ... С выставки пошли мы на званый обед к графине Настасье Ивановне.

13 апреля      ... Обедал у Семена.

16 апреля      ... С молодым генералом Крыловым... а обед его, почти  царский, тоже показался как-то приторным.

20 апреля           Обедал у Н.Д. Кавелина...

24 апреля      ... располагал...зайти к графине Настасье Ивановне и у нее остаться обедать...

26 апреля      ... на обеде у Сомальского...

27 апреля      ...Обещался обедать у художника Лукашевича...

29 апреля          Зашел к Дзюбину. Не застал его дома, спросил завтрак...

 

 

_____________________________________________________

R) Место действия - Санкт-Петербург (прим. автора)

 

1 мая             ... пошли к Остроградскому с намерением там пообедать...

3 мая             ... в 5 часов. Обедать у Уваровых и пробыл в этом раю до 6  часов.

4 мая              ... Зашел... к Уваровым, с целью у них пообедать.

5 мая             ... пошел обедать к Лукашевичу.

6 мая             ... Расставшись с новым знакомым, мы поехали обедать...к Степановым...

7 мая             ... Возвратились к Семену и ...принялися обедать.

9 мая             ... к Старову. Пообедал и пешком же возвратился домой...

11 мая                       ... Обедал с Желявским у Белозерского.

12 мая                       ... пришел я к Дюссо в 5 часов обедать...

14 мая           ... сегодня прихожу к графине Настасье Ивановне обедать...

16 мая                       ... заехали ужинать к Борелю...

17 мая                       ... уговорились обедать у К.Д. Кавелина...

18 мая                       ... отобедав у именинницы...

20 мая                       ... Обедал у моих старых друзей Уваровых.

                                         И так далее...

 

Надеюсь, милый мой читатель,

Из откровений кобзаря

Ты вынес мысль, что мы когда-то

Ему сочувствовали зря.

 

Он не рванул на Украину

Из ссылки, с целью в гуще быть

И участь, как пристало сыну,

С несчастной ненькой разделить.

 

А просьбами к известным лицам

Извел всех, мягко говоря,

Чтобы пристроили в столице...

Замечу, в логове царя.

 

Где можно бедствовать достойно,

Нашармачка кутить и жрать,

И благодетелей спокойно

Честить, бесчестить и марать.

 

При сем с ущербностью страдальца

И совестью неандертальца

Будить в себе тоски понос

И всех топить в потоке слез.

 

Кто хочет перевоплотиться

В хохла и жить нашармака,

Читайте горькие страницы

Шевченковского дневника.

 

А мы пока в своем сарае,

По сорок капель наливая,

Банкет продолжим. Труд не прост

Добыть из вакуума тост.

 

«За баб-с!» - Мне с бабами не перло.

Семейных не навел мостов...-

Сказал Тарас. - Та ест в три горла...

Зачем кормить ее глистов?!

 

Вторая - толстая, как сало!

Сама, зараза, лезла в сеть...

Где на такую материала

Настарчить, чтоб ее одеть?!

 

Была и третья, о которой

Шептался долго весь народ:

Картопля выбил санаторий,

Чтоб отрастить себе живот.

 

И там негаданно, нежданно

Влюбился, аж невмоготу!

Она была из западянок

И Вэклой звали нимфу ту.

 

Кипела страсть смолою в чане...

Он от любви настолько пьян,

Что даже как-то на свиданье

Купил ей семечек стакан.

 

Жизнь стала...- лучше сразу в пекло!

Иссох, почти лишился сил:

После столовки скажет «Вэкла»

И все отдаст, что ел и пил.

 

Врачи ему - то рапс проросший,

То Гербалайф, то валидол...

Не помогло. Но это в прошлом,

Из пепла выпорхнул хохол.

 

Хотя лиха беда начало,

Трудней заканчивать дела.

Рука стакан держать устала

И мысли поглотила мгла.

 

Упасть, заснуть и проваляться...

- Ребята! - брякнул бригадир -

Пора... неплохо прогуляться...

В театр... в музей... или в сортир. -

 

Картопля: - Может, летку-енку

Сплясать?! Ганьба тебе и гэть!

Я требую пойти к Шевченку

И у подножья потрандеть! -

 

Мы выпили. Потом обнялись.

Потом гоняли голубей.

А как на месте оказались,

Не понимаю. Хоть убей!

 

Я мимо идола спокойно

Полвека бегал по делам,

Но в этот раз узрел такое,

Что весь в осадок выпал там.

 

Потом потрезву свежим глазом

Я просканировал гранит

И шебуршенье мыслей сразу

Облек в куплеты, как пиит.

 

Вы  их найдете в эпилоге.

С собой оставшись тет-а-тет,

Я начал пребывать в тревоге

О доле давшего банкет.

 

А вдруг не писанным законом

Тарасу улыбнется рок?!

И что мы за болваны, что нам

Впрок никакой нейдет урок?!

 

Но все закончилось нормально.

Хотя... у бригадира свищ

Открылся и, споткнувшись в ванной,

Сломал ребро и шею Прыщ.

 

Тарас пропал куда-то. Словом,

Так вышло - некому рулить.

И мы решили с Жеребцовым

Пока на службу не ходить.

 

От катаклизмов на квартире

Не отсидеться, как-нибудь...

Прыща, днем позже бригадира

В последний проводили путь.

 

А с ними наша одиссея

Подобный испустила стон.

Строй ликвидаторов рассеяв,

Господь не дал сгубить Хартрон.

 

Наверное, не помешает

Позволить умному себе,

Вперед немного забегая,

Сказать о будущем, судьбе

 

Моих коллег. Все то же бремя

Глеб Жеребцов изволит несть:

Для инженера в наше время

Быть дворником большая честь.

 

Тарас Картопля дивиденды

Стрижет на должности большой

И с ним - советник Президента

Минталий, пламенный душой.

 

Ты поражен, читатель милый?

Мол, как могло произойти?!

Мозги гаданьем не насилуй,

Главу последнюю прочти.

 

 

Из опусов В.И.Копуся

 Помещаем роман в стихах Копуся Виталия Ивановича "Из ниоткуда в никуда"

Ttraction drive for the frame hanged traction motors of TЭП10-315 locomotive, 1967.

Described the first native Russian traction drive of the wheel set from the traction motor, suspended on the bogie frame of the locomotive.

Тяговый механический привод тепловоза ТЭП10-315

Первый оригинальный отечественный тяговый привод от электродвигателя к колесной паре локомотива.


Появилась карта сайта.

Анонс переводов песен, הכרזה של העברת שירים

В следующем месяце планируем разместить на сайте три песни.

בתוכנית בחודש הבא למקום באתר שלושה שירים.